3d cartoon porn
3d anime porn
3d porn tube

Руденко Виолетта Евгеньевна

Печать PDF

 

Руденко

Заслуженный работник культуры Автономной Республики Крым

Родилась 7 апреля 1965 года. Коренная керчанка. Окончила музыкальную школу по классу фортепьяно, художественную школу им. Р.В.Сердюка и Ленинградское художественное училище по профессии художник-реставратор. Восемь лет жила в Аргентине, в 2004 году вернулась в свой родной город. Пишет стихи и музыку.

1994г. Лауреат конкурса авторской песни «Мелодии Тавриды» г. Керчь

2000 г. Автор сборника песен «Русь Изначальная» (слова и музыка В.Руденко. с авторским переводом на испанский язык) музыкальное издательство «Лагос» г. Буэнос-Айрес

2001 г Музыкальное издательство «Лагос» в г. Буэнос Айрес выпустило компакт диск с 12 авторскими песнями на русском и испанском языках «Русь Изначальная»

2002 г. Представляла Россию на мероприятиях, организованных Посольством России « Дни Русской Культуры» в Республике Парагвай, где исполняла современные и старинные романсы.

Участник Творческих вечеров и концертов в Росзарубежцентре и Посольстве России в г. Буэнос-Айрес.

2002 г. Участник вечера памяти Лолиты Торрес г. Буэнос -Айрес.

Автор стихов и музыки к спектаклям театра при Росзарубежцентре в Республике Аргентина.

2005г. Автор песни «Верю в тебя, Украина» в Торжественной Церемонии Закрытия Международного фестиваля Античных искусств «Боспорские Агоны»

2006 г. Участник праздничного концерта , организованного Русским Культурным Центром «Москва-Крым» в г .Симферополь.

2007 г. Лауреат Литературного Конкурса 9 Международного Фестиваля античных искусств «Боспорские Агоны» (1 место в номинации «Поэзия»)

2007г. Режиссер-постановщик Музейной страницы 9 Международного Фестиваля античных искусств «Боспорские Агоны»

2008г. Награждена Грамотой-благодарностью Ассоциации «Русский Культурный Центр» под руководством Заслуженного деятеля искусств АРК М.М. Голубева за профессиональное мастерство и артистизм в Мероприятии, посвященном Международному Женскому Дню и празднику Масленицы в г. Симферополь.

2006-2007 г Автор и исполнитель песни «С Днем рожденья, милый город» на торжественном открытии Дня Города ( площадь Ленина . Керчь)

2008 г. Автор слов и исполнитель песни « История Керчи – это мы с вами» на Торжественной Церемонии Открытия Дня Города (подножие Большой Митридатской лестницы. г. Керчь)

Участник городских мероприятий посвященных празднованию Дня Независимости Украины, Дню Рыбака, дню Города и т. д.

2008 г. Представила литературные работы в альманахе стихов и прозы керченских авторов «Причал мечты» ( составитель член Союза писателей России и Автономной республики Крым В.Я. Левенко) издательство Таврия г. Симферополь и в восьмом выпуске альманаха стихов, прозы и публицистики «Лира Боспора».

2009 г. Представила литературные работы в 9 выпуске алманаха "Лира Боспора" и в альманахе "Поэтическая карта Крыма"

Impression


У  моря  вкус  солёных  слёз
И  терпковатый  запах  лета...
Июль  на  август  перерос
В  необратимость,  канув  слепо...

Уже  песок  не  жжёт  ступней,
Росою  утро  стелет  тропы,
И  в  удлинённости  теней
Ввинтился  в  море  солнца  штопор.

Бреду  дорогой  в  никуда
От  здравомыслья  до  амфибий...
Кто  я?  Солёная  вода?
Или  одна  из  спящих  мидий?

Кто  я?  Реальности  сюжет
В  закономерности  пространства?
Или  летящий  солнца  свет
Сквозь  проблески  протуберанцев?

Кто  я  в  одном  из  этих  снов?
Фатальность  дня  при  пробужденьи?
Или  игра  из  рифм  и  слов,
Мелькнувших  в  мире  на  мгновенье?

Закат  касается  плеча
Крылом  уставшего  грифона...
Я  в  свете  этого  луча
Деметра  или  Персефона?

Куда  ведет  тропа  сия
В  прощальном  свете  Гелиоса?
В  несовершенность  бытия,
Где  мой  удел  стихи  и  проза?

                                             2007

Август отсырел ночными росами

Август  отсырел  ночными  росами,
Потемнел  дождями  на  плетне.
Край  ты  мой,  осиново-березовый,
Этой  ночью  ты  приснился  мне…

Лето  увядало.  Ночи  влагою
Покрывали  старое  крыльцо.
Воробьи,  чирикая,  с  отвагою,  
Рвали  хлеб  в  кормушке  у  сенцов.

Мама  мне  сплетала  банты  с  косами,
Надевала  платье  с  бирюзой.
Я  себе  казалась  очень  взрослою
И  уже  серьезною  такой.

К  школе  шла  тропинка  недалекая
И  со  всей  округи  детвора,
Как  ручьи  текла,  текла потоком
Прямо  в   устье  школьного  двора.

Знаете  ли  вы,  что  в  стенах  школы
Из  минут  слагаются  года?
Нам  когда-то  школа  стала  домом.
Им  же  и  останется  всегда.

Август  сыплет  звезды  над  покосом,
Осень  ждет  лишь  часа  одного…
И  какое  счастье  возвращаться
Вновь  под  крышу  дома  своего!

 

Женская лирика

Женская  лирика... Боже!  Какое  презрение! 
Глупая  вычурность  слов - обтекаемость  грации?
Делит бумагу  перо,  словно  жизнь,  на  мгновения…
Эти – достойны  забвенья,  а  эти – овации...

Женская  лирика... Боже!  Какая  посредственность!
Каждая  фраза  нелепый  намёк  на  изысканность...
Делятся  лица  друзей  пополам,  соответственно,
Эти – похожи  на  зависть,  а  эти – на  искренность.

Женская  лирика!  Как  же  в  ней  много  манерности!
Вовсе  не  стих  и  не  рифма!  А  так,  подражательство!
Делит  бумагу  перо  на  мгновения  верности,
И...  почему-то  на  долгие  ночи  предательства...

Женская  лирика!  Так,  словоблудье  фривольное...
Нет  в  ней  ни  смысла, ни  тонких  материй  вплетения...
Даже  тональность  бывает  диезно-бемольная…
Может  она,  иногда,  и  достойна  прочтения?

 

Анатомия весны

Тебе  оставила  в  наследство  я 
Полсердца,  оторвавши  с  кровью.
Такое  глупое  кокетство  мне
Еще не  раз  вернётся  болью.

Слова -  мелодия  фривольная...
Ты  снова  лжешь,  а  я  смущаюсь.
Частица  сердца -  птица вольная,
В  груди  трепещет,  сокращаясь.

В  какой-то  день,  один из тысячи –
Я    холодна  в  своем  спокойствии.
Мой  смех,  колючий  и  неискренний,
Не  в  горле  ком,  а   удовольствие!

Я  солнце  до  изнеможения
Утрами  пью  глотками  жадными
И  задыхаюсь  от  стремления
Дышать  и  лёгкими  и  жабрами!

Весна!  По  венам,  по  излучинам
Бежит   ручьями   беззаботными.
Я, повинуясь  воле  случая, 
Ложусь  ничком  на  поле  взлетное.

Ревет  мотор,  трепещут  лопасти.
Уже  не  страх,  а  равнодушие...
И  я  уже  у  самой  пропасти...
А  на  деревьях  почки  взбухшие!

Смотри!  Жива  на  удивление!  
Аккорд!  Финал!  Допета  ария...
И  память, спутница  забвения,  
Кроит  твой  мозг  на  полушария.

 

Белый вальс

Одиноко  качается  сторож  -  фонарик  ночной.
На  заснеженных  улицах  эхо  шагов  замерзает…
Это  просто  зима  мне  тихонько  на  флейте  играет,
Под  печальный  оркестр  метели,  мотивчик  простой.

Заблудиться  в  трех  соснах  и  отблесках  чьих-то  окон
Это  также  легко,  как  в  лесу,  где  не  видно  тропинки,
Только  колют  мне  щёки  холодные  белые  льдинки.
Тихо  падает  снег.  И  не  думаю  я  ни  о  ком…

Закружила  зима,  попросилась  ко  мне  на  постой…
-Будешь  гостьей  в  душе  моей?  Хочешь  навеки  остаться?
Так  же  будем  с  тобой  на  ветру  одиноко  качаться,
Как  забытый,  мигающий  глазом,   фонарик  ночной?

Будем  вместе  бродить  мы  по  улицам  мимо  домов
И  заглядывать  в  чьи-то  счастливые  теплые  окна…
Видишь?   Путь  наш  с  тобой  из  минут  одиночества  соткан
В  этом  белом  заснеженном  мире  без  полутонов.

 

Бессонница


Это  я,  бессонница – Скука.
Прихожу  без  зова  и  стука.
Сны  латаю  ниткой  суровой
Под  туманным  ночи  покровом.

Это  я,  бессонница – Совесть.
Ты  меня,  как  видно,  не  помнишь?
Только  я  тебя  не  забыла,
Холодна  постель,  как  могила.

Это  я,  бессонница – Правда.
Вижу  ты  мне  вовсе  не  рада?
Чувствуешь?  Рукою  жестокой
Бью  наотмашь  сонную  щёку...

Это  я,  бессонница – Ревность.
Чья  тебя  пугает  неверность?
Наизнанку  выверну  душу:
Вместо  правды – истину  слушай!

Это  я,  Бессонница – Гордость.
Тоже  я  непрошенный  гость  твой.
Приоткроешь  щелочку-дверцу -
Лезвием  расцарапаю  сердце.

Это  я,  бессонница – Зависть. 
Вот  и  снова  встретились…Да  ведь?
Ты  меня  гнала  от  порога,
Глупая  моя  недотрога…

Это  я,  бессонница – Мудрость.
Время  мне  уже  неподсудно...
Но  под   серой  тенью   хламиды
Меч  дрожит  в  руках  Немезиды.

Это  я,  бессонница – Вечность.
Отраженье  звезд  бесконечных.
Почему,  скажи  мне  на  милость,
Я  тебе  сегодня  приснилась?

 

Бродит ветер

Бродит  ветер  над  дорогой
В  старом  выцветшем  пальто...
То  прильнёт  к  рябине  строгой,
То  ольхе  шепнёт  не  то...

То  берёзу  раскачает,
Клён  потреплет  за  вихры,
То  листвою  забросает
Почерневшие  дворы.

То, вздохнув  почти  печально
Притаится  под  горой...
То  как-будто  бы  нечаянно
Припадёт  к  воде  щекой. 

Зарябит  река  и  вспенит,
Недовольная  ворча,
Замутит  изображение
Пролетевшего  грача.

Понесутся  по  течению
И  трава  и  поздний  цвет...
Встретит  осень  с  сожалением
Не  родившийся  рассвет.

 

Весенний день еще так нежен

Весенний  день  ещё  так  краток…
Снег  на  оттаявшей  земле
Лежит  клочками  серой  ваты,
Забытой  небом  в  феврале…
Весенний  день  еще  так  робок,
Как  шаг  младенца  в  пустоту.
Ещё  незряч  и  как-то  знобок,
Ещё  не  скрывший  наготу…

Весенний  день  ещё  так  нежен
И  так  таинственно  пречист, 
Как  тонкий  стебель,  что  небрежно
Пророс  сквозь  прошлогодний  лист.
Еще  в  сырых  низинах  тени
Не  растворяет  солнца  луч.
Ко  мне  хрустальные  ступени
Спускает  небо  с  синих  круч.

В  лепнине  облаков  летящих
Фантасмагории  предел.
Мой  взгляд  фиалково - пьянящий
Уже  восторженнен  и  смел.
Скворцы,  сдуревшие  от  счастья,
Нашли  приют  средь  дебрей  туй.
Их  гомон  весело  звенящий
Похож  на  пенье  аллилуй.

Во  вихрь  волос  ворвался  ветер
И  солнце  запустило  нимб.
Весенний  день! Так  чист  и  светел!
Ни с  чем  на  свете  не  сравним!
Мой  хрупкий  мир... Он  так  прекрасен!
Он  так  изменчив  и   раним…
Как  жаль,  что  времени  подвластна
Я,  твой  извечный  пилигрим.

15  марта 2009г.

 

Воскресение

Светлой  памяти  Лидии  Григорьевны  Семеновой.

Воспарила,  взмыла,  вознеслась
Не  предчувствуя  даты  событий.
Я  с Землею  тончайшею  нитью
Пуповины  с  рожденья  срослась.
Высоко  я  лечу,  в  синеве…
Тетивою  натянуты  струны.
Из  небесной  и  светлой  лагуны
Возвращаться  труднее  вдвойне.
Взлет  мгновенен.  Как  трудно   порвать
Эти  узы,  которые  с  детства…
Мне,  наверное,  хватит  кокетства
Полетать  и  вернуться  опять?
Позови  меня.   Ну?  Не  робей!
Тормоши  за  обмякшие  плечи!
Нет!  За  крест  Иоанна  Предтечи
Привяжи  мою  нить  посильней.
Закрути  на  морские  узлы,
Да,  на  эти, которые  с  солью...
Знаешь,  я  ведь  не  чувствую  боли...
Ничего -  ни  хвалы,  ни  хулы...
Бей  пощечины,  так  чтоб  до  слез,
Закричи,  чтобы  слышало  небо!!!
Что  ж  я  так…  Попрощалась  нелепо?
Ну,  прости…  Я  ушла  не  всерьёз.
Возвращаюсь...  Почти  добралась...
Без  дороги.  А  так, по  наитью...
Я  с Землею  тончайшею  нитью
Пуповины  с  рожденья  срослась.

 

Гореть ли мне в аду, где стонут черти...

Гореть  ли  мне  в  аду,  где  стонут  черти
Или  в  раю  мне  нежиться  душой,
Но  в  этом  мире  я   останусь  вечно,
Дышать  дождем  и  грезить  синевой

Ловить   стрекоз  движение  скользящих
Над   гладью  потемневшего  пруда
И  сладко упиваться  настоящим
И  будущим...  в  котором  не  была.

Смотреть  на  небо  в  первозданном  цвете,
На  облако,  что  душу  бередит
И  кожей  ощущать,  как  две  планеты
Упали  в  пропасть,  выйдя  из  орбит.

Я  знаю,  что  любовь  сильнее  смерти.
Но  где  б  мне  нЕ  быть,  за  какой  чертой,
Я  буду  верить,  под  небесной  твердью
Всего  один  есть  только  рай…  И  он  земной!

 

Горькое вино из одуванчиков

Горькое  вино  из  одуванчиков
И  нектар из  синих  васильков
Пили  из  пластмассовых  стаканчиков
Думая,  что  вот  она,  любовь…

Окунались  в  полдень,  как  в  объятия,
Солнце  липко  плавило  асфальт.
Я  порхала  ситцевыми  платьями,
Легкими,  как  зыбкая  вуаль.

За  стеной  соседскою  назойливо
Кто-то   скрипку  мучил  без  конца.
Пёс  дворовый  с  миной  недовольною
Дрых  под  тенью  старого  крыльца.

Мы  тогда  клялись  друг  другу  в   верности
Что  же?  Страсть - она   на   то  и  страсть…
В  простынях,  как  в  легкой  эфемерности  
Путались,  нацеловавшись  всласть…

А  под  вечер,  с  легкою  истомою,
Разомлев  от  счастья  и  жары,
Вниз  спускались  улицей  мощеною
К  морю,  где  поменьше  мошкары.

В  сумерках  чернел  причал  обуглено,
Босоножек  след  в  песке  тонул…
И  мое  плечо,  на  белом  смуглое,
Ветер  чуть  прохладой  всколыхнул…

Ты  еще  не  чувствовал  заранее…
Я  еще  не  знала  наперед,
Что  чем  слаще  наши  обещания,
То  тем  горше  правда… Дёготь,  а  не  мед…

Где  ты,  лето – птица  быстрокрылая?
Летний  день  короче  летних  снов…
Выпито  вино  из  одуванчиков.
И  допит  нектар  из  васильков. 

2009 г.

 

Грешит погодой май...

Под  дымкою  небес,  причудливой,  прозрачной,
Я  слышу   каждый  вдох  проснувшейся  земли. 
В   ладонях  теплый   дождь,  беспомощный,  незрячий,
Закончил  свой  полет  от  облаков  вдали.

Грешит  погодой  май,  пьянит  ночной  сиренью.
Напившись  тишиной  еще  сырых  аллей
И  брызгает  лучом,  игриво,  как  бы  с  ленью. 
А  может  с  каждым  днем  становится  взрослей?

Нашепчет  о  любви,  но  больше  мимоходом…
Как  хочется  прожить   еще  одну   весну!
Лукавит  и  хитрит  с  раздевшимся  народом,
Нежданною  грозой  скрывая  наготу.

Твой  профиль  на  стене,  умытой,  ярко-белой
Изыскан  и   точён.  Ну,  прямо  арабеск!
Мне  захотелось  вдруг  побыть  хмельной  и  смелой
Плюя  на  этикет,  допрыгнуть  до  небес!

Идти,  нестись, бежать  по  улицам  галопом, 
Не  думая  о  том,  что  выгляжу  смешно! 
А  может  нам  с  тобой  проехать автостопом
Туда,  где  все  с  нуля?   Прости…. Опять  взбрело…

Под  согбенным  зонтом, прикрывшись  им  от  ветра,
Пытаться  прикурить  все  ту  же  на  двоих
Сырую  от  дождя, без  марки  сигарету,  
Огнем  ее, чертя,  над  сумерками  штрих?

Прижавшись  под  карниз  стареющего  дома
Спасаться  от  грозы…(А  может  от  любви?)
И  в  унисон  дрожать  от  счастья  и  озноба,
Случайно  одолжив  ее  чуть-чуть  взаймы?

А  после,  через  май,  жизнь,  поделив  на  части,
Столкнуться  невзначай  и  взглядом  промолчать,
Да  маяться  в  душе,  что  маленькое  счастье,  
Мы  так  и  не  смогли  в  ладонях   удержать?

Грешит  погодой  май.…  А  завтра  снова  солнце
Разбудит  мокрый  куст  сирени  за  окном.
Я   забываю  жить.… И  фальши  в  смехе  больше…
Нет!  Счастье  -  это  миг!  И  к  черту  ЧТО  потом!!!

 

Дождь стих...

Дождь  стих
И  свой  последний  штрих  
Оставил  на  стекле...
Увядший  лист  в  моей  руке  
Дрожит  и  мерзнет,  рвётся  в  даль,
А  позади  одна  печаль,
Осенний  день,  пустой  рассвет
И  пропасть  между  «да»  и  «нет».


Дождь  слеп
И  свой  последний  след
Оставил  на  стекле...
Застыли  капли  на  щеке...  
Забыть  мне  рифму  помоги, 
Но  за  спиной  твои  шаги.
Я  их  запомню  навсегда,  
Как  пропасть  между  «нет»  и  «да».


Дождь  знал:
Его  прощальный  бал
На  струнах  проводов
И  в  музыке  ненужных  слов.
Пропел  и  замер  мой  рояль,
А  позади  осталась  даль,
Осенний  день,  пустой  рассвет
И  пропасть  между  «да»  и  «нет».


Дыши со мною в унисон пока на шее бьётся жилка...

История Керчи насчитывает 26 веков. Район Боспора Киммерийского – так назывался в древности Керченский пролив – место сосредоточения реликвий многих эпох . На его берегах в течение нескольких тысячелетий проживали одновременно или сменяя друг друга многие народы: киммерийцы, тавры, скифы, сарматы, половцы, итальянцы, славяне, татары, турки и др. Дошедшие до нас письменные источники подтверждают, что на месте современной Керчи находились в разные периоды истории греческий Пантикапей, византийский Боспор, славянский Корчев, хазарский Карх, итальянский Черкио, турецкая Карша. Оказавшись на пересечении важных морских и сухопутных дорог, город что называется, был «втянут» в орбиту мировых исторических событий. Здесь сохранились следы пребывания множества племен и народов. Воистину, диковинный музей природы под открытым небом!

Дыши  со  мною  в  унисон
Пока  на  шее  бьется  жилка…
Ты  слышишь  мачт  протяжный  стон
В  закате,  где  струится  дымка?
Скрип  вёсел  призрачных  триер*,
Идущих  в  ночь  под  парусами
И  песнопения  гетер
С  вишнёво-страстными  глазами? 
На  берегу,  что  было  дном
Еще  вчера,  ракушек  россыпь…
Луна  взбирается  на  трон
По  облакам,  чеканя  поступь.
Звенят  браслетами  рабы
В  их  криках  странная  гортанность
И  невозможность  полюбить 
Чужого  берега   туманность.
На   обнаженность  темных  рук  
Ложится  вечер  палантином  
День  завершил  обычный  круг
Подёрнув  тень  ультрамарином
Прогнулись  плечи  до  земли
Под  влагой  выточенных  амфор. 
Осели  лодки  на  мели,
Запахла  ночь  вином  и  лавром…
Здесь  миром  правил  Митридат**,
Светил  небесная  Триада***
Клеймила  золотом  закат
Роняя  капли  в  чашу  с  ядом
Вздыхает  море  и  рябит,
Ложится   складками  хитона …
Такая  нега,  что  щемит…
И  тишина,  как  у  амвона ...
Восставший  прямо  из  руин,
Глоток  античного  озона,
Ты  мною  преданно  любим
Любовью  древнего  Платона
Дыши  со  мною  в  унисон
От  иллюзорности  немея
Над  нами  высится  грифон,
Печальный страж  Пантикапея****


*  При  Митридате VI Эвпаторе состав флота включал и триеры — катафракты, диэры —  дикроты и триеры — афракты. Стандартными кораблями римского флота, обосновавшегося в округе Крыма, были либурны, а перевозка зерна осуществлялась на кораблях класса corbita и navis oneraria.

**   Митридат Евпатор был царем эллинистического государства, которое называлось Понт или Понтийское царство (Понт по-гречески – море, обычно под этим названием подразумевался Понт Эвксинский, Черное море). Это государство занимало часть нынешней Турции, часть Кавказа и ряд островов в Средиземном море; под сильным влиянием находились эллинистические государства Таврики – Крыма (Херсонес, Боспорское царство). К моменту появления на сцене Митридата VI Евпатора интересы понтийских царей столкнулись с интересами Рима. Военное столкновение, война за влияние в Восточном Средиземноморье между Римской республикой и Понтийским царством были неизбежны. Война и произошла (даже не одна, а три) – вскоре после воцарения Евпатора
Гора Митридат в Керчи носит имя царя Митридата. Митридат Евпатор VI - легендарная личность истории Древнего мира. О Митридате Евпаторе шестом написано бесконечное множество исторических записок писателями-историками, Моцарт написал оперу, Пушкин, стремившийся увидеть в Керчи) исторические места, связаные с сим древним царем, был несколько разочарован: "на ближней горе посереди кладбища увидел я груду камней, утесов, грубо высеченных — заметил несколько ступеней, дело рук человеческих. Гроб ли это, древнее ли основание башни — не знаю. За несколько верст остановились мы на Золотом холме. Ряды камней, ров, почти сравнившийся с землею — вот всё, что осталось от города Пантикапеи", но, тем не менее Пушкин отправил героя своего романа "Евгений Онегин" в наши места. Многие и многие исторические сведения о Митридате Евпаторе VI Вы можете почитать в исторических учебниках, исторических романах, на страницах Интернета, а легенды и мифы о царе Понта - Митридате увлекательны и поучительны. 
Одна из них говорит о том, что царь Митридат, боясь быть отравленным, по традициям тех времен, развивал свой иммунитет, принимая каждый день немного яда. Царь Митридат был осажден в акрополе Пантикапея (раскопки которого Вы можете ныне увидеть на горе Митридат 

***  Отличается от троицы тем, что последняя является тремя-в-одном, в то время как члены триад отличны друг от друга, например, Солнце-Луна-Венера в астрологии; Огонь-Свет-Эфир в зороастризме; даосская Великая триада Небо-Человек-Земля; волшебное, человеческое и природное. При этом человек - посредник между небесным и земным. Триада, подобно троице, часто символизируется треугольником, а иногда - трезубцем.

****  Пантикапей - античный город, предшественник Керчи. В конце VII века до новой эры колонистами из Милета было основана торговая фактория. Место ее уже было освоено скифами, а до них киммерийцами. Слово "пантикапей" не греческого происхождения - на северо-иранском наречии оно означает "рыбный путь". Такое название города бытовало у скифов. Было у города и чисто греческое название "Боспорос", по названию пролива. В силу удачного географического положения город выдвинулся и упоминается всеми античными географами и поэтами. Многие из них,  ;пролагали; через него и путь мифических аргонавтов. Город сосредоточил в своих руках хлебную торговлю и был экспортером пшеницы в Элладу.

 

Зарисовка с натуры

Несовместимость  палитры  в  картине-
В  ржавой  траве  отблеск  синих  цветов...
Капли  дождя  из  небесной  пустыни
Тонут  в  гуаши  осенних  листов.
Мокрый  насквозь  воробей  ошалело
Ищет  спасенья  от  ветра  в  кустах.
Я,  сумасшедшая,  гордо  и  смело
В  лужах  холодных  печатаю  шаг.
Плавает  зонт  в  акварели  ненастья...
Холст  ли,  бумага  ли,  просто  пейзаж...
Да  здравствует  осень,  короткое  счастье!
Закончились  мысли.  Истерт  карандаш...

2008 г.

 

 

Зеркала

Зеркала….. Зеркала  в  моей  комнате.
Отражения  дней  моих  будущих.
В  дня  багете  и  в  раме  из  полночи,
Сколько  в  жизни  моей  ещё  будет  их?

Поседело  мое  отражение,
Порождение  дней  моих  ветреных.
В  глубине  серых  глаз  отчуждение,
Черной  кистью  подводки  очерчено.

Эпизоды  судьбы  на  подрамниках,  
На  квадраты  пространство  разбитое…
В  этих - будни  мои,  в  этих - праздники,
В  этих – пятна  от  кофе  пролитого.

В  этих -  мутных  от  скуки  и  времени,
Или  просто  от  дыма  сигарного,
Постареет  мое  отражение
В   рабстве  времени  неблагодарного.

Где-то  там,  в  глубине  преломления
Заблудилась  в  пространстве  реальности…
Интуиция - враг  искушения…
В  этом  мире  и  в мире  фатальности…

От  тебя  мне  достались  пощечиной
Дни  нелепые,  ночи  бездонные,
Зеркала,  с  глубиной- червоточиной…
И  счета  на  звонки  телефонные…

2009 г.

 

И осень в имени моем...



И  осень  в  имени  моем...
Чуть  порыжели  перелески.
Ветра  пронзительны  и  резки,
А  ночь  длиннее  с  каждым  днем.
И  осень  в  имени  моем...
Листва  осиротевших  кленов
Шуршит  смирено-удивленно
Под  мелким  немощным  дождем.
Намок  асфальт,  разбухли  крыши...
Пленер  размытый  октябрем...
А  хочется  тепла  и  вишен...
Но  осень  в  имени  моем.
Сквозняк  срывает  паутину
Промозглым  утром  за  окном.
Твой  кот,  свернувшись,  греет  спину...
И  осень  в  имени  моем...

2006г.

 

Как сладко пахнут персика соцветья...

Себе,  любимой,  ко  Дню  рождения...

Как  сладко  пахнут  персика  соцветья…
Жаль, их  благоухание  не  вечно.
Еще  неделя,  и  одно  дыханье  ветра
Сорвет  их  с  веток,  унося  с  собой  беспечно.

Сквозь  завязь  лист  прорвется  зло  и  смело
Прозрачный,  чистый, светлый  как  молитва!
И  синеву  слегка  хмельного  неба
Прорежет  изумрудностью,  как  бритвой! 

В  набухшести  полураскрытых  почек
Есть  девственность  и  тихая  волшебность.
Так, в  юности, святая  непорочность
Вовек  неподражаема.   Как  нежность...

Пройдет  немного  времени,  и  лето
Подарит  долгожданную  свободу.
Из  завязи,  зачатой  на  рассвете,
Родится  сладость  розового  плода.

Ах!  Как  прекрасна  женская  их зрелость!
Сверкает  янтарем  и  пахнет  медом!  
Сорвать  легко. Здесь  неуместна  смелость...
Но  страшно  их  поранить  мимоходом!

По  осени,  замазав  раны  гримом,
Мы  часто  ожидаем  восхищенья.
Как  странно... Есть  в природе  обратимость!
Весной  деревья  празднуют   рожденье!

Как  сладко  пахнут  персика  соцветья...
Жаль, только  бабья  молодость  не  вечна…
Ну,  год,  другой...  И  вот,  дыханье  ветра
Ее  уносит  безвозвратно  в  бесконечность

6  апреля  2010г.

 

Как шумит от ветра в голове...

Как  шумит  от  ветра  в  голове…

Осень – это  рок  и  неизбежность.
Разноцветье  трав  и  листьев  нежность
Напоследок  я  дарю  себе.

По  утрам  туман  плывет  в  окно -
Я  к  зиме  еще  их  не  закрыла.
Солнца  луч,  почти  теряя  силы,
Бьется,  преломляясь  сквозь  стекло.

Набродившись  в  сумерках  стены
Доберется  до  моей  постели.
Вскользь,  слегка,  случайно,  еле-еле
Глаз  коснется,  отгоняя  сны.

Первую  листву  теряет  клен,
Небо  дышит  в  умиротвореньи.
Сладкую  минуту  пробужденья
Рвет  на  части  чертов  телефон.

Мне  бы  спать. Реальность  холодит.
И  ее  бездушность  больно  ранит…
Там,  во  снах  зовет  меня  и  манит
Что-то… Что – никто  не  объяснит.

Там,  во  снах,  я  чувствую  тебя…
В  каждом.  По  единому  сюжету
Ты  всегда  идешь  на  смену  лету
В  ожерелье  капель  из  дождя…

Все.  Уже   давно  пора  вставать.
Жизнь – театр,  картонная  коробка,
Склеенная  мною  как-то  робко,
Развалилась – больше  не  собрать.

Напоследок  я  дарю  себе
Разноцветье  трав  и  листьев  нежность.
Осень – это  рок  и  неизбежность.
Как  шумит  от  ветра  в  голове…

8 сентября  2009г.

 

Какая тишина в ночном июле...

Какая  тишина  в  ночном  июле!
Под  бесконечной  россыпью миров
Сверчки  мотив  внезапностью  вдохнули
Мажором  без  прелюдий  и  смычков.

Струится   свет  луны  по  нисходящей,
И  где-то  в  тишине  морских  глубин
Русалки  тенью  призрачно-скользящей
Мелькают  по-над  камнями  руин.

В  застывших  лицах  статуй  затонувших
Покоится  блаженство  и  печаль.
Лишь  только  рыбки  стайкою  вспорхнувшей
Срывают  рябью  вечности   вуаль.  

Не  размыкают   уст  кариатиды,
Опущен  взор  и  хрупок  мрамор  спин. 
За  чьи  грехи  они  наказаны  Фемидой
Держать  собой  морской  аквамарин?

Прохлада  дна  теряет  изумрудность.
Спадает  зной  над  толщею  воды.
Так  тихо!  Даже  слух  находит  чуткость
Улавливать  падение   звезды!

Меня  пугает  шум  ночного  моря,
Его  печальный  выдох,  шумный  вздох.
Но  чувством   восходящим  априори
Я  верую,  что  Миром  правит  Бог.

 

Карты веером

Посвящается  Марине Цветаевой


Карты  веером...  Подружка  гадала...
Август  тучи на  закат  подгонял.
На  кого  же  я  тебя  променяла?
На  кого  же  ты  меня  променял?

«Хочешь  счастья  до  краев  из  бокала?»
В  тишине  немой  вопрос  прозвучал...
Я  его  в  который  раз  потеряла...  
Ты  его  в  который  раз  потерял...

Солнце  к  западу  катилось  устало,
Летний  день,  как  уголек  догорал...
Я  сейчас  не  о  тебе  вспоминала...
Ты  сейчас  не  обо  мне  вспоминал...

«Может,  мне  чужая  карта  упала?»
Видно  черт  колоду  нам  тасовал!
Я  коней  на  перепутье  меняла...
Ты  коней  на  перепутье  менял...

Или  я  с  годами  ветреной  стала?
Кто  бубновый  в  мою  душу  запал?
Я  в  любовь  неосторожно  играла...
Ты  в  любовь  неосторожно  играл...

В  небе  алая  заря  заплясала...
Запах  яблок,  как  вино  опьянял...
Я  тебя,  наверно,  часто  прощала?
Ты  меня,  наверно,  часто  прощал?

Вечерело.  Или  может,  светало?
Вдалеке  петух  тревожно  кричал...    
Я  тебя  в  последний  раз  провожала...
Ты  меня  в  последний  раз  провожал...

Карты  веером...  Подружка   гадала...
Август  тучи  на  закат  подгонял...
На  кого  же  я  тебя  променяла?
На  кого  же  ты  меня  променял?

 

 

Лето


Задымилось  солнце  золотое...
Над  рекой  туман  ложится  низко...
Лето  пахнет  скошенной  травой,
Пёстрою,  как  юбка  из  батиста.

На  лугах,  забрызганных  росою,
Белое  ромашковое  чудо...
Скачет  вечер  бестией  босою,
Рассыпая  в  небе  изумруды.

В  розовой  фланели  предзакатья
Черные  стрижи  несутся  в  небо.
Бесконечность  мировосприятия
Это  миг, в  котором  ты  ни  разу  не  был.

День  угас... И  вместе  с  ним  забылись
Неудачи,  радости,  печали.
Сны  мои  в  подушку  закатились,
Счастье  моё  черти  накачали...

 

 

Лето кончилось...

Лето  кончилось... Стою, смотрю  в  окно

На  увядшие  соцветья  хрупких  тонких  лилий.
Лето  кончилось,  как  кончилось  кино
Мельтешеньем  неизбежно  черно-белых  линий.

Лето  кончилось,  как  кончилась  гроза
Барабанной  дробью  затихающего  грома.
Лето  кончилось,  скатившись,  как  слеза,
Застывая  к  осени  прохладною  истомой.

Лето  кончилось  и  кончилось  давно
Безрассудством  красок  подсыхающей   палитры 
И  кричат  о  чем-то  грустно  воробьи
Шумной  перекличкой  с  монотонностью  молитвы.

Лето  кончилось  слияньем  двух  времен...
И  румянится  закат  в  стыде  от  мезальянса.
Лето  кончилось... Его  печальный  звон  
Затихает  в  ауре  осеннего  романса.  

2007 г.

 

Лунный свет палитрой ночи...


Лунный  свет  палитрой  ночи
На  моем  окне.
Вычеркни  слова  из  строчек
И  прижмись  ко  мне.

Видишь, где-то  в  темном  небе
Свет  немых  светил...
Божий  перст  своим  знаменьем 
Их  не  освятил.

На  холодных, голых  скалах
Не  растут  цветы.
Не  бежит  ручей  усталый
В  мире  пустоты.

И  стрекоз  полет  неслышный
Тенью  не  мелькнет.
Без  материи  всевышней
День  сменяет  год.

Неужели  во  Вселенной
В  суматохе  дней
Только  мы  живы  и  тленны
Сущностью  своей?

Ночь. Многозначенье  точек.
Шепот  в  темноте.
Вычеркни  слова  из  строчек
И  прижмись  ко  мне. 

2007 г.

 

Мимолетность июньских ночей


Мимолетность  июньских ночей.
Шорох  в  листья  гуляет  бездомно,
Лунный  серп   еще  небом  не  сомкнут
Над  верхушками  сонных  аллей.

Где-то  птица  проснулась  в  тиши,
Или  всхлипнул  младенчески  ветер,
Тонкой  нотой,  сорвавшись  в  фальцете,             
Предрассветную  мглу  взворошив.

Неба  край  побледнел  и  расцвёл
Разливаясь  настойкой   шафрана,
И  сквозь  облака   рваную   рану 
Солнца   зыбкий  дрожит  ореол

Я  не  сплю, наблюдая  зарю…  
Расправляю  затёкшие  крылья 
И  над  звездами,  ставшими  пылью,
Дню  навстречу  тихонько парю…

 

 

Моему Ангелу


Я  бы  прошла  и  тебя  не  заметила
Если  бы  ты  не  окликнул…
Есть  в  моем  сердце  ни  рана,  отметина.
К  ней   надо  только привыкнуть.
Я  назвала  тебя  Ангелом  Огненным
Светлым  своим  Серафимом.
Мне  бы  согреться  под  взглядом  оброненным.
Только  привыкла  я  к зимам...
Мне  бы  прижаться к  тебе на  мгновение
Чтобы  услышать  дыханье,
Чтобы  почувствовать  сердца  биение,
Рук  твоих  нервных  касание…
Мне  до  тебя  дотянуться  бы  краешком
Сжатого  болью  запястья…
Веришь?  Я  счастлива,  что  ты  не  знаешь  как
Холодом  веет  ненастье…
Где-то  в  пути,  на  дороге  не  пройденной
Я  на  тебя  оглянулась…
И  побежала  по  жизни  я,  Ангел  мой,
Зябко  от  ветра   сутулясь.

30  апреля  2009г.

 

 

Мои глаза

Мои  глаза,  как  отраженье  глади  моря

То  бирюзовый  взгляд,  то  безудержно-синий….
Порой  ракушка  царапнёт  осколком  горя…
И  снова  тишина  и  гладь  в  морской  пустыне.

На  простыню  зрачка, на  хрупкую  зеркальность
Ложится  небосвод,  склоняясь  низко-низко.
И  с  медным  ликом,  словно  нереальность,
Встает  Луна –  его  рабыня-одалиска.

Ни всплеска…. Только  страстный  диалог  беззвучий.
Луна  и  небо.  Я  одна - невольный  зритель.
И  от  смущенья,  всколыхнув  песок  сыпучий,
Ликует  море  -   их  невольный  искуситель.

Там,  в  глубине  зрачка,  взметнется  отраженьем
Селены  лик,  уже  поблекший  на  рассвете…
И  над  водою  поднимается  знаменьем
Луч  солнца  первый – апогей  любви  и лета.

2009 г.

 

 

Монолог

Вспоминая  старинный  романс,
Как  мотив  уходящего  лета,
Я  опять  оставляю  Вам  шанс
Мне  случайно  напомнить  об  этом...
Два  засушенных  жёлтых  листа
Мне  по  почте  пришлите  в  конверте...
И  ни  строчки  письма.  И  ни строчки  письма,
Но  прошу,  моей  просьбе  не  верьте...

Мне  забвения  август  не  шлёт,
Как  и  Вы,  что  не  шлёте  ни  строчки.
На  рояле  увядший  букет
И  пыльцы  запятые  и  точки...
Мне  ни  правды  от  Вас  и  ни  лжи
Не  дождаться  в  закрытом  конверте.
И  теряетесь  Вы,  и  теряетесь  Вы
В  притяженьи  Земной  круговерти... 

Вспоминая  старинный  романс
И  печальный  и  сентиментальный,
Как  всегда  оставляю  Вам  шанс...
Но  поверьте,  что  он  не  случайный...
Два  засушенных  жёлтых  листа
Мне  по  почте  пришлите  в  конверте...
И  ни  строчки  письма.  И  ни строчки  письма,
Но  прошу,  моей  просьбе  не  верьте...

2004 г.

Зарисовка с натуры

Несовместимость  палитры  в  картине-
В  ржавой  траве  отблеск  синих  цветов...
Капли  дождя  из  небесной  пустыни
Тонут  в  гуаши  осенних  листов.
Мокрый  насквозь  воробей  ошалело
Ищет  спасенья  от  ветра  в  кустах.
Я,  сумасшедшая,  гордо  и  смело
В  лужах  холодных  печатаю  шаг.
Плавает  зонт  в  акварели  ненастья...
Холст  ли,  бумага  ли,  просто  пейзаж...
Да  здравствует  осень,  короткое  счастье!
Закончились  мысли.  Истерт  карандаш...

2008 г. 

 

Зеркала

Зеркала….. Зеркала  в  моей  комнате.
Отражения  дней  моих  будущих.
В  дня  багете  и  в  раме  из  полночи,
Сколько  в  жизни  моей  ещё  будет  их?

Поседело  мое  отражение,
Порождение  дней  моих  ветреных.
В  глубине  серых  глаз  отчуждение,
Черной  кистью  подводки  очерчено.

Эпизоды  судьбы  на  подрамниках,  
На  квадраты  пространство  разбитое…
В  этих - будни  мои,  в  этих - праздники,
В  этих – пятна  от  кофе  пролитого.

В  этих -  мутных  от  скуки  и  времени,
Или  просто  от  дыма  сигарного,
Постареет  мое  отражение
В   рабстве  времени  неблагодарного.

Где-то  там,  в  глубине  преломления
Заблудилась  в  пространстве  реальности…
Интуиция - враг  искушения…
В  этом  мире  и  в мире  фатальности…

От  тебя  мне  достались  пощечиной
Дни  нелепые,  ночи  бездонные,
Зеркала,  с  глубиной- червоточиной…
И  счета  на  звонки  телефонные…

2009 г.

 

И осень в имени моем...



И  осень  в  имени  моем...
Чуть  порыжели  перелески.
Ветра  пронзительны  и  резки,
А  ночь  длиннее  с  каждым  днем.
И  осень  в  имени  моем...
Листва  осиротевших  кленов
Шуршит  смирено-удивленно
Под  мелким  немощным  дождем.
Намок  асфальт,  разбухли  крыши...
Пленер  размытый  октябрем...
А  хочется  тепла  и  вишен...
Но  осень  в  имени  моем.
Сквозняк  срывает  паутину
Промозглым  утром  за  окном.
Твой  кот,  свернувшись,  греет  спину...
И  осень  в  имени  моем...

2006г.

 

Как сладко пахнут персика соцветья...

Себе,  любимой,  ко  Дню  рождения...

Как  сладко  пахнут  персика  соцветья…
Жаль, их  благоухание  не  вечно.
Еще  неделя,  и  одно  дыханье  ветра
Сорвет  их  с  веток,  унося  с  собой  беспечно.

Сквозь  завязь  лист  прорвется  зло  и  смело
Прозрачный,  чистый, светлый  как  молитва!
И  синеву  слегка  хмельного  неба
Прорежет  изумрудностью,  как  бритвой! 

В  набухшести  полураскрытых  почек
Есть  девственность  и  тихая  волшебность.
Так, в  юности, святая  непорочность
Вовек  неподражаема.   Как  нежность...

Пройдет  немного  времени,  и  лето
Подарит  долгожданную  свободу.
Из  завязи,  зачатой  на  рассвете,
Родится  сладость  розового  плода.

Ах!  Как  прекрасна  женская  их зрелость!
Сверкает  янтарем  и  пахнет  медом!  
Сорвать  легко. Здесь  неуместна  смелость...
Но  страшно  их  поранить  мимоходом!

По  осени,  замазав  раны  гримом,
Мы  часто  ожидаем  восхищенья.
Как  странно... Есть  в природе  обратимость!
Весной  деревья  празднуют   рожденье!

Как  сладко  пахнут  персика  соцветья...
Жаль, только  бабья  молодость  не  вечна…
Ну,  год,  другой...  И  вот,  дыханье  ветра
Ее  уносит  безвозвратно  в  бесконечность

6  апреля  2010г.

 

Как шумит от ветра в голове...


Как  шумит  от  ветра  в  голове…
Осень – это  рок  и  неизбежность.
Разноцветье  трав  и  листьев  нежность
Напоследок  я  дарю  себе.

По  утрам  туман  плывет  в  окно -
Я  к  зиме  еще  их  не  закрыла.
Солнца  луч,  почти  теряя  силы,
Бьется,  преломляясь  сквозь  стекло.

Набродившись  в  сумерках  стены
Доберется  до  моей  постели.
Вскользь,  слегка,  случайно,  еле-еле
Глаз  коснется,  отгоняя  сны.

Первую  листву  теряет  клен,
Небо  дышит  в  умиротвореньи.
Сладкую  минуту  пробужденья
Рвет  на  части  чертов  телефон.

Мне  бы  спать. Реальность  холодит.
И  ее  бездушность  больно  ранит…
Там,  во  снах  зовет  меня  и  манит
Что-то… Что – никто  не  объяснит.

Там,  во  снах,  я  чувствую  тебя…
В  каждом.  По  единому  сюжету
Ты  всегда  идешь  на  смену  лету
В  ожерелье  капель  из  дождя…

Все.  Уже   давно  пора  вставать.
Жизнь – театр,  картонная  коробка,
Склеенная  мною  как-то  робко,
Развалилась – больше  не  собрать.

Напоследок  я  дарю  себе
Разноцветье  трав  и  листьев  нежность.
Осень – это  рок  и  неизбежность.
Как  шумит  от  ветра  в  голове…

8 сентября  2009г.

 

Какая тишина в ночном июле...

Какая  тишина  в  ночном  июле!
Под  бесконечной  россыпью миров
Сверчки  мотив  внезапностью  вдохнули
Мажором  без  прелюдий  и  смычков.

Струится   свет  луны  по  нисходящей,
И  где-то  в  тишине  морских  глубин
Русалки  тенью  призрачно-скользящей
Мелькают  по-над  камнями  руин.

В  застывших  лицах  статуй  затонувших
Покоится  блаженство  и  печаль.
Лишь  только  рыбки  стайкою  вспорхнувшей
Срывают  рябью  вечности   вуаль.  

Не  размыкают   уст  кариатиды,
Опущен  взор  и  хрупок  мрамор  спин. 
За  чьи  грехи  они  наказаны  Фемидой
Держать  собой  морской  аквамарин?

Прохлада  дна  теряет  изумрудность.
Спадает  зной  над  толщею  воды.
Так  тихо!  Даже  слух  находит  чуткость
Улавливать  падение   звезды!

Меня  пугает  шум  ночного  моря,
Его  печальный  выдох,  шумный  вздох.
Но  чувством   восходящим  априори
Я  верую,  что  Миром  правит  Бог.

 

Карты веером

Посвящается  Марине Цветаевой


Карты  веером...  Подружка  гадала...
Август  тучи на  закат  подгонял.
На  кого  же  я  тебя  променяла?
На  кого  же  ты  меня  променял?

«Хочешь  счастья  до  краев  из  бокала?»
В  тишине  немой  вопрос  прозвучал...
Я  его  в  который  раз  потеряла...  
Ты  его  в  который  раз  потерял...

Солнце  к  западу  катилось  устало,
Летний  день,  как  уголек  догорал...
Я  сейчас  не  о  тебе  вспоминала...
Ты  сейчас  не  обо  мне  вспоминал...

«Может,  мне  чужая  карта  упала?»
Видно  черт  колоду  нам  тасовал!
Я  коней  на  перепутье  меняла...
Ты  коней  на  перепутье  менял...

Или  я  с  годами  ветреной  стала?
Кто  бубновый  в  мою  душу  запал?
Я  в  любовь  неосторожно  играла...
Ты  в  любовь  неосторожно  играл...

В  небе  алая  заря  заплясала...
Запах  яблок,  как  вино  опьянял...
Я  тебя,  наверно,  часто  прощала?
Ты  меня,  наверно,  часто  прощал?

Вечерело.  Или  может,  светало?
Вдалеке  петух  тревожно  кричал...    
Я  тебя  в  последний  раз  провожала...
Ты  меня  в  последний  раз  провожал...

Карты  веером...  Подружка   гадала...
Август  тучи  на  закат  подгонял...
На  кого  же  я  тебя  променяла?
На  кого  же  ты  меня  променял?

 

 

Лето


Задымилось  солнце  золотое...
Над  рекой  туман  ложится  низко...
Лето  пахнет  скошенной  травой,
Пёстрою,  как  юбка  из  батиста.

На  лугах,  забрызганных  росою,
Белое  ромашковое  чудо...
Скачет  вечер  бестией  босою,
Рассыпая  в  небе  изумруды.

В  розовой  фланели  предзакатья
Черные  стрижи  несутся  в  небо.
Бесконечность  мировосприятия
Это  миг, в  котором  ты  ни  разу  не  был.

День  угас... И  вместе  с  ним  забылись
Неудачи,  радости,  печали.
Сны  мои  в  подушку  закатились,
Счастье  моё  черти  накачали...

 

 

Лето кончилось...


Лето  кончилось... Стою, смотрю  в  окно
На  увядшие  соцветья  хрупких  тонких  лилий.
Лето  кончилось,  как  кончилось  кино
Мельтешеньем  неизбежно  черно-белых  линий.

Лето  кончилось,  как  кончилась  гроза
Барабанной  дробью  затихающего  грома.
Лето  кончилось,  скатившись,  как  слеза,
Застывая  к  осени  прохладною  истомой.

Лето  кончилось  и  кончилось  давно
Безрассудством  красок  подсыхающей   палитры 
И  кричат  о  чем-то  грустно  воробьи
Шумной  перекличкой  с  монотонностью  молитвы.

Лето  кончилось  слияньем  двух  времен...
И  румянится  закат  в  стыде  от  мезальянса.
Лето  кончилось... Его  печальный  звон  
Затихает  в  ауре  осеннего  романса.  

2007 г.

 

Лунный свет палитрой ночи...


Лунный  свет  палитрой  ночи
На  моем  окне.
Вычеркни  слова  из  строчек
И  прижмись  ко  мне.

Видишь, где-то  в  темном  небе
Свет  немых  светил...
Божий  перст  своим  знаменьем 
Их  не  освятил.

На  холодных, голых  скалах
Не  растут  цветы.
Не  бежит  ручей  усталый
В  мире  пустоты.

И  стрекоз  полет  неслышный
Тенью  не  мелькнет.
Без  материи  всевышней
День  сменяет  год.

Неужели  во  Вселенной
В  суматохе  дней
Только  мы  живы  и  тленны
Сущностью  своей?

Ночь. Многозначенье  точек.
Шепот  в  темноте.
Вычеркни  слова  из  строчек
И  прижмись  ко  мне. 

2007 г.

 

Мимолетность июньских ночей


Мимолетность  июньских ночей.
Шорох  в  листья  гуляет  бездомно,
Лунный  серп   еще  небом  не  сомкнут
Над  верхушками  сонных  аллей.

Где-то  птица  проснулась  в  тиши,
Или  всхлипнул  младенчески  ветер,
Тонкой  нотой,  сорвавшись  в  фальцете,             
Предрассветную  мглу  взворошив.

Неба  край  побледнел  и  расцвёл
Разливаясь  настойкой   шафрана,
И  сквозь  облака   рваную   рану 
Солнца   зыбкий  дрожит  ореол

Я  не  сплю, наблюдая  зарю…  
Расправляю  затёкшие  крылья 
И  над  звездами,  ставшими  пылью,
Дню  навстречу  тихонько парю…

 

 

Моему Ангелу


Я  бы  прошла  и  тебя  не  заметила
Если  бы  ты  не  окликнул…
Есть  в  моем  сердце  ни  рана,  отметина.
К  ней   надо  только привыкнуть.
Я  назвала  тебя  Ангелом  Огненным
Светлым  своим  Серафимом.
Мне  бы  согреться  под  взглядом  оброненным.
Только  привыкла  я  к зимам...
Мне  бы  прижаться к  тебе на  мгновение
Чтобы  услышать  дыханье,
Чтобы  почувствовать  сердца  биение,
Рук  твоих  нервных  касание…
Мне  до  тебя  дотянуться  бы  краешком
Сжатого  болью  запястья…
Веришь?  Я  счастлива,  что  ты  не  знаешь  как
Холодом  веет  ненастье…
Где-то  в  пути,  на  дороге  не  пройденной
Я  на  тебя  оглянулась…
И  побежала  по  жизни  я,  Ангел  мой,
Зябко  от  ветра   сутулясь.

30  апреля  2009г.

 

 

Мои глаза


Мои  глаза,  как  отраженье  глади  моря
То  бирюзовый  взгляд,  то  безудержно-синий….
Порой  ракушка  царапнёт  осколком  горя…
И  снова  тишина  и  гладь  в  морской  пустыне.

На  простыню  зрачка, на  хрупкую  зеркальность
Ложится  небосвод,  склоняясь  низко-низко.
И  с  медным  ликом,  словно  нереальность,
Встает  Луна –  его  рабыня-одалиска.

Ни всплеска…. Только  страстный  диалог  беззвучий.
Луна  и  небо.  Я  одна - невольный  зритель.
И  от  смущенья,  всколыхнув  песок  сыпучий,
Ликует  море  -   их  невольный  искуситель.

Там,  в  глубине  зрачка,  взметнется  отраженьем
Селены  лик,  уже  поблекший  на  рассвете…
И  над  водою  поднимается  знаменьем
Луч  солнца  первый – апогей  любви  и лета.

2009 г.

 

 

Монолог



Вспоминая  старинный  романс,
Как  мотив  уходящего  лета,
Я  опять  оставляю  Вам  шанс
Мне  случайно  напомнить  об  этом...
Два  засушенных  жёлтых  листа
Мне  по  почте  пришлите  в  конверте...
И  ни  строчки  письма.  И  ни строчки  письма,
Но  прошу,  моей  просьбе  не  верьте...

Мне  забвения  август  не  шлёт,
Как  и  Вы,  что  не  шлёте  ни  строчки.
На  рояле  увядший  букет
И  пыльцы  запятые  и  точки...
Мне  ни  правды  от  Вас  и  ни  лжи
Не  дождаться  в  закрытом  конверте.
И  теряетесь  Вы,  и  теряетесь  Вы
В  притяженьи  Земной  круговерти... 

Вспоминая  старинный  романс
И  печальный  и  сентиментальный,
Как  всегда  оставляю  Вам  шанс...
Но  поверьте,  что  он  не  случайный...
Два  засушенных  жёлтых  листа
Мне  по  почте  пришлите  в  конверте...
И  ни  строчки  письма.  И  ни строчки  письма,
Но  прошу,  моей  просьбе  не  верьте...

2004 г.

Монолог Актера

На  подмостках  старой  сцены

От  любви  и  до  измены
Все  свои  имеет  цены,
Все  приходит  в  срок.
И  под  светом  желтой  рампы
Жизнь  свои  меняет  штампы,
Замер  зал,  погасли  лампы,
Стих  оваций  вздох...

От  рождения  до  смерти
Все  сыграю  - только  верьте!
Строгой  меркою  не  мерьте  
Мима  без  лица.
Но  под  маскою  тирана
Кровоточит  сердца  рана - 
Я  играю  без  изъяна 
Все  и  до  конца.

От  свободы  до  неволи,
От  блаженства  и  до  боли - 
Мною  сыгранные  роли 
В  памяти  рубцом.
Примеряю  ваши  чувства,
Вот  и  все  моё  искусство.
Мажу  грим  на  нервы  густо
Вскользь, одним  мазком.

Обнажаю  душу  нервно,
Вам  меня  не  жаль,  наверно?
Плаха  Сцены  неизмерна -
Край  ее   незрим.    
Пропасть  оркестровой  ямы
Пролегает  между  нами
Беззащитна  я  пред  вами,
Зрителем  моим.

 

Мы остались в прошлой жизни навсегда...


Голова до прелести пуста, 
Оттого что сердце слишком  полно
Дни мои, как маленькие волны,
На которые гляжу с моста.

Чьи-то взгляды слишком уж нежны
В нежном воздухе едва нагретом...
Я уже заболеваю летом,
Еле выздоровев от зимы.

Марина Цветаева
13 марта 1915


Мы  остались  в  прошлой  жизни  навсегда,
Лишь  случайность,  мимолетная,  как  встреча,
Почему-то  обязательно  под  вечер,
Освежает  нашу  память  иногда.

Ты  уже  почти  не  помнишь  голос  мой.
Я  уже  почти  тобой  переболела. 
Неожиданно  от  лета  протрезвела,
Опьяненная  внезапною  весной.

Не  пройдя  вдвоем  и  четверти  пути,
Разминулись  на  каком-то  перекрестке...
Я, признаюсь, иногда бываю  жесткой.
Если  я  тебя  обидела,  прости.

От  пощечин глупо  вырвавшихся  слов
Я   почти,  как  избавленья,  жду  финала.
Я  его,  поверь  мне,  вовсе не  желала.
Да  и  ты  к  нему,  поверь  мне,  не  готов.

Разрешившись  слепо бременем  весны,
Я  ее  в  себе  давно  уже  не  помню.
Лишь  сжимаю  побледневшею  ладонью
Не  акации  соцветья,  а  шипы.

Мы  устали  свято  верить  и  прощать...
Впереди  у  нас  не  просто  жизнь,  а  вечность.
И  ничто  уже  не  может  удержать
Две  длины  с  пересеченьем  в  бесконечность.

2008

 

 

Мы спели все. Осталось пол куплета...

Проснись!  Уже  мгновенье  до  рассвета!
Рука  устала  под  твоим  плечом.
Часы   тихонько  отмеряют   лето
И  дни,  что  нам  отпущены  вдвоем.

Ещё  струятся  призрачные  тени 
По  тонкой  занавеске  на  окне
И  веток  безупречное  сплетенье,
Что  ни  распутать,  ни   тебе,  ни  мне...

Нет,  я  не  плачу... Это  просто  ветер
В  предутренней  проснулся    тишине...
Шуршит  сухими  стеблями   в  букете
И  всхлипывает  ставнями   в   окне... 

Так  и  живу…. Почти  без  интервала…
И  все  пытаюсь  сделать  ход  конем…
А  нас  всего…  случайность!?  завязала
Тугим   морским  просоленным   узлом

Закопошились   в  темных  листьях  птицы 
Окна  багет  рассветом  обрамлен
И  тонкой  струйкой  с   запахом  корицы
Вплывает  утро   первым  сквозняком.

Палитра  облаков  взорвалась  цветом,
Будильник  вздрогнул  трелью  на  столе
И  заметалось  солнце  рикошетом
По  стенам,  словно  чуть  навеселе.

Шалеет  утро  дрёму  отгоняя,
Щекочет  под  ресницами  слезу…
И  между   странным   сном  моим  и  явью
Проводит  пробуждения  черту.

Проснись!  Уже  мгновенье  до  рассвета!
Мне  сон  приснился.  Впрочем,  ни  о  чем...
Мы  спели  все.  Осталось   пол  куплета.
Да  и  рука  устала  под   плечом...

 

 

Нам, рожденным на Земле

Нам,  рожденным  средь  бурь  и  Вселенских  ветров
Дан  отрезок во  времени 
Вечности.
Миллиарды  секунд, миллиарды  часов 
Отмеряет  Земля 
Человечеству.
Не  считая  Столетий,  не  зная  Эпох
Кто-то  вертит  планету
Без  устали.
И  звучат  в  унисон  наши  выдох  и   вздох…
Неужели  ты  это
Не  чувствуешь?

Делим  деньги  и  власть,  наяву  и  во  сне,
Упиваемся  ей,  как   
Нирваною.
Наши  войны  на  этой  невечной  Земле
Оставляют  отметины
Рваные.
Нам,  рожденным  под  небом  и  солнцем  одним,
Создал  Бог  лишь   наречия 
Разные,
Но  по  венам  течет,  и  твоим, и  моим
Наша  кровь  одинаково
Красная.

Нам,  рожденным,  всем  войнам  и  злу  вопреки,
Предстоит  испытание 
Временем.
Так  зачем  же  на  плечи  потомков  грехи
Наши  лягут  увесистым 
Бременем?
В  бесконечной  Вселенной,  средь  бурь  и  ветров
Нас,  людей,  только  горсточка 
Малая.
Но  у  предков,  потомков,  друзей  и  врагов,
Кровь  всегда  одинаково 
Алая.

 

 

Научите быть меня жестокой

Научите  быть  меня  жестокой,
Лицемерной  быть  и  быть  коварной.
Я  от  простодушья  одинока.
Я  от  простодушья  антикварна.

Чтобы  жить  с  улыбкою  натужной,
Забываюсь  в  дрёме,  и  ночами
Обнимаю  мокрую  подушку
Всю  насквозь  пропитанную  снами.

Научите  быть  меня  покорной
И,  склоняя  голову  на  плаху, 
Смерти,  заглянув  в  глаза  притворно,                                 
Подставлять  ее  навстречу  взмаху.

Мне  б  испить  безропотности  чашу,
Больше  не  парировать  словами.
Разве  есть  лекарство  от  бесстрашья?
Если  б  было – поделилась  с  вами.

Продала  бы  за  копейку  гордость,
Обложила  б  пятаками   душу…
Ну  за  что    мне  выписана   вздорность???
Научите  быть  меня... послушной.

 

Непогода 

Что  природа?  Непогода?  Благодать?
Майским  громом  разбивает  черепицу…
На  размытые  дождем  весенним  лица
Мажет  грим  – неудовольствия  печать.
Непогода.… Нет,  всего-то  лишь  гроза.
А  в  моей  душе  покой  и  даже  нега.
Брызги  капель  разлетаются  с  разбега…
Видно  тучи  не  включают   тормоза!
Непогода. Там  за  тридевять земель
Солнце  палит  так,  что  думать  неохота.
Ты  промок   уже  от  зноя  и  от  пота….
Вот   и  я  спешу  в  небесную  купель…
Непогода. Целый  день  как  из  ведра.
На  задворках  скачут  мокрые  вороны.
На  окне  застыла  кошка  в  полудреме.
Ей  то  что?  Ну, дождь… Подумаешь  вода…
Ты  наверно  тихо  спишь  почти  без  снов…
На  часах  моих  давно  уже  за  полночь…
И  какая-то  неведомая  помощь
Вниз  снисходит  из  пролитых  облаков.

2009 г.

 

Ноябрь


Осень.  Вечер.  Тишина.
Дождь  за  воротник...
Ветер  скользкою  рукой
В  сердце  мне  проник.

Сжал,  как  птицу  в  кулаке
Так,  что  не  вздохнуть ...
Пусть  трепещет,  пусть  болит
От  объятий  грудь.

Первым  снегом  уколол –
Бритою  щекой.
Пошептал,  прошелестел,
Проводил  домой.

На  прощанье  осмелел,
Вдруг  к  себе  прижал...
Ледяным  дыханьем  губ
Всласть  зацеловал.

Лужи.  Капли  вразнобой.
В  свете  фонаря
Тополь выстелил  листву,
Жертву  ноября...

Что  ж  ты, глупый,  зашумел?
Отчего  ж  задул?
Как  в  перину,  в  листопад
На  спину  толкнул...

Захотел  на  миг  согреть?
В  пальцы  задышал?
Расставание - не смерть.
Просто...    опоздал.

2006 г.

 

О вечном

О  чем  кричит  ночная  птица
В  холодном  зазеркалье  ночи?
Когда  не  дремлется,   не  спится,
Какие беды  мне  пророчит?


Тихо….
Только  капли  дождя, 
Что  закончился  вечером,
Лихо 
Пробегают,  скользя,
Опускаясь  на  плечи  мне….
Низко
Надо  мной  облака. 
Почему-то  не  падают…
Близко 
Ты  со  мною  пока… 
Только  это  не  радует…
Хрупко….
Вот  и  кончилось  все 
Безрассудство   без   памяти.
Грубо!!!
Он  Творенье  мое! 
Осторожно!  Израните!!!
Скупо
Умываюсь  слезой,
А  в  глазах  ожидание…
Глупо.
«Ты  уходишь?  Постой!». 
Без  ответа.  Молчание.
Странно…
Вот  и  порваны  нити 
Меж  душами  нашими.
Рану
Я  лечу  по  наитью
Листвою  опавшею.
Канув,
Ты  оставил  меня   
Почему-то   безвременно…
К  храму
Добреду  год  спустя,
Если  жизнь  обесценена…

 

 

Одиночество

Я  укрою  свое  одиночество
Безрассудством  однажды  придуманным.
Отчего  же  мне  плакать  не  хочется
Этой  ночью  пронзительно  лунною...

Здесь,  в  зашторенной  наглухо  комнате 
Ты  да  я,  да  свеча  незажжённая.
Неизвестность, фатальностью  тронута,
Корнем  множества  преумножённая.

Ты  знакомый  мне  до  неизвестности,
Узнаваемый  так  одновременно...
Жизнь,  как  бег  в  неизведанной  местности,
А  привязанность  вроде  б  как  временна...

Сердце – птица   свинцово-чугунная...
Ты – слепого  виденья  пророчество...
Этой  ночью  пронзительно  лунною
Я  забуду,  что  есть  одиночество.

 

 

Однажды в августе

Я  видела,  как  кружится  Земля,
Восход  Луны  и  миг  ее  падения,
Как  звезды  опускаются  в  поля
И  в  росах  обретают  упоение.
Я  слышала  их  шепот  в  тишине…
О!  Как  блаженны  эти  ночи  летние!
И  даже  в  лунной,  скорбной  желтизне
Есть  счастье  и  восторг  великолепия!
Полынью  пахла  теплая  земля,
Цикады  пели  хором  «Оду  к  радости»
И  Млечностью  Вселенная  пыля,
Роняла  звездный  дождь  однажды  в  августе…

17.10.2009

 

Панихида 

Я  рисую  немыслимых  сводов  изгибы
В  черно-угольном  небе - карандашный  набросок.
По  тебе  я  сегодня  служу  панихиду...
Догорает  свеча...  Просто  так... Отголосок...

Мною  пройден  этап... Вдоволь  Сорокалетий!
Я  по  жизни  наощупь -  сомневаюсь  и  верю...
Надеваю  венок  из  терновых  соцветий,
Говорю,  что  не  больно... А  вдруг  лицемерю?

Я  порою  люблю,  а  порой забываю...
Увлекаюсь  несхожестью  чьих-то  портретов.
Я  тебя  хороню,  а  потом  воскрешаю...
Верю  снам  и  в  неясную  власть  амулетов.

Я  по  жизни  в  разгон,  без  преград  и  запретов,
То  не  помню  добра,  то  прощаю  обиду...
В  черно- угольном  небе  так  много  просветов!
По  тебе  я  сегодня  служу  панихиду!

 

 

Помнишь ты этот старенький дом...

                   Всем  своим  друзьям  посвящаю…


Помнишь  ты  этот  старенький   дом,
Голубей,  ворковавших  у  хлеба?
Вишню  над  почерневшим  крыльцом,
И  ступени,  ведущие  в  небо?

Мы  мечтали  построить  наш  мост
До  заката,  где  в  солнечном  нимбе 
В  мире  детства,  в  наивности   грез
Проживали   мы   тысячи   жизней.

Не  пугаясь  морозности   зим,
Бега  времени  и  одиночеств,
Мир  делился  на  «зрим»  и  «незрим»
В  перекрестии  даты  пророчеств.

В  бесконечности  синих  небес
Находили  свою   безмятежность,
Раздавали  себя   наразвес
И  платили  копейки  за   нежность.

Все  сценарии  жизненных   пьес
Под  копирку  восторженно - светлы!
Уходить – под  мажорный  оркестр!
А  на  коду - чтоб  плакали  ветры!

Расставаться – чтоб  так,  не  всерьез…
А  вернуться.… Остались  бы   силы!
Чтоб  любить – так  до  белых  волос!
Чтоб  прощать -   не  у  края  могилы…

Чтобы  жизнь  не  меняла   свой  шаг
Мы  срывались  на  скачки  в  аллюре.
Чтоб  прощен  был   не  друг,  но  и   враг
Зарекались  от  сум  и  от  тюрем.

Покидали  свои  города,
И  меняли  судьбу  и  обитель.
Уезжали – навзрыд,  навсегда.
(Только  строже  к  случайностям  зритель…)

Но  под  занавес  прожитых  дней,
(Пусть  еще  далеко до финала!)
Мы  храним  место  в  жизни  своей
Для  ушедших,  которых   не  стало…

Помнишь  ты  этот  старенький  дом?
Вот!  Послушай  биение  сердца!
Там,  где  вишня  над  старым  крыльцом -
Там  с  тобой  мы  оставили  детство…

 

Посвящение

Где  бы  ни  жила, куда  б  нечаянно
Ни  была  бы  я  судьбой  заброшена,
Мне  приснится  снова  дом  печальный  мой
С  лестницей, снегами  запорошенной.

Занавесок  тени  опаленные,
За  столом, накрытым  старой  скатертью,
Женщина  с  плечами  утомленными
И  с  глазами  вечно  ждущей  матери.

В  доме  все  темнее, день  смеркается,
Руки  зябнут  в  тишине  нетопленой,
Вот  и  этот  день  уже  кончается,
Сколько  их  таких  уже  накоплено…

Вот  фонарь  зажгли,  и  словно  тронули
Желтой  кистью  место  на  снегу...
Сеет  небо  наискось  с  поклонами
Мелкий  лед, похожий  на  пургу.

Зажигаясь, окна  удивленные
Смотрят, как  фонарь  стоит  у  паперти.
Лишь  одно  окно  пока  что  темное,
То, где  женщина  с  глазами  матери.

2003г.


Предчувствие

Я  в  жизни  сделала  открытие
И  знаю,  Бог  мне  подарил
Свой  дар  предчувствовать  события
И  видеть  рост  заспинных  крыл.

Мне  снятся  сны,  порой  нелепые.
В  них  не  найти  значений  суть.
И  силы  тёмные  и  светлые
Мне  по  ночам  стучатся  в  грудь.

Луна -  распутница  бесстыжая
Садится  тихо  на  окно
И  гладит  гребнем  косу  рыжую,
Зовёт  и  манит  за  стекло.

Мы  с  нею,  музой  шизофреников,
Безмолвно  спорим  в  темноте.
Она  своих  невольных  пленников
Готова  выслушать  вполне...

И  я  пою.  О  чём-то  трепетном,
О  чём-то  чистом,  неземном... 
Что  ангел  мой,  мальчишка  ветреный,
Меня  касается  крылом...

Он  тихо  шепчет  рифму  странную,
Мой  робкий  невесёлый  гость...
И  лягут  строки  нитью  рваною
На  лист  бумаги  вкривь  и  вкось...

Я  в  жизни  сделала  открытие
И  знаю,  Бог  мне  подарил
Свой  дар  предчувствовать  события
И  видеть  рост  заспинных  крыл.

 

 

Прикосновение к Душе

Я  прикоснусь  к  твоей  Душе
Случайно,  тайно,  ненароком…
На  странном  жизни  вираже,
Еще  заманчиво  далеком.
Случайность  мы  зовем  Судьбой.
Я  назову  ее  Началом.
Дорогой,  дальнею  Тропой
В  снегу  февральском  серо-талом.
Еще  не  зная  губ  твоих
Их  вкус  я  тонко  осязаю.
Вишневой горечи  мотив -
С  твоим  дыханием  вдыхаю.
Еще  в  несомкнутости  рук
Есть  некой  тайны  искушенье.
Быть  может просто  сердца  стук
Совпал  уже  с  твоим  биеньем?
Прикосновение  к  душе…
Как  странен  Мир  с  его  Любовью!
Мы,  птицы,  вольные  уже,
Что снова  ищут  путь  к  гнездовью...

Размышления на тему осени

С  чего  начинается  осень?
С  прозрачного  тихого  утра,
Где  неба  щемящая  просинь
Снисходит  на  землю  как  будто?

С  шалеющих  солнечных  бликов,
Бегущих  по  стенам  мятежно?
И  с  птичьих  пронзительных   криков,
Звучащих  до  странности   нежно?

С  чего  начинается  осень
Под  ветра  печальные  всхлипы,
Где  стонут,  намокшие  впрочернь,
Вчера   пожелтевшие   липы?

О  чем  они  шепчут,  качаясь,
Шурша  истонченной  листвою,
Как  в  саван,  в  туман,  облачаясь,
До  самой  макушки  с  лихвою?               

С  чего  начинается  осень?
Как  странно  её  постоянство…
Чем  дни  холоднее,  тем  оземь    
Все  чаще  бросает   убранство.

Как  дразнит,  бесстыжая,  ветер!
Чем  дальше - тем больше  надежды…
Однажды,  глядишь,  на  рассвете             
Осталась  совсем  без  одежды!

Меня,  с  каждым  прожитым  годом,
Пугает  ее  приближенье…
Я  в  таинстве  осени  гордом
Ищу  и  ищу  вдохновенье…

Её   принимаю,  как  данность,
Как  крест,  что  возносят  к  Голгофе.
А   утро  теряет  туманность
За  чашкой  остывшего  кофе…

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ